Волшебные очки

Гулял  заяц  Коська по лесу и очки нашел. Большие, с розовыми стеклами. Их
одна девочка потеряла, когда землянику собирала.
Надел  заяц Коська очки и очень удивился — все кругом сразу розовым стало:
и  дорога,  и  вода, и облако в небе. «Наверное, это волшебные очки, — подумал
он. — Таких ни у кого в лесу нет. Теперь все меня бояться должны».
Сдвинул  он  кепку  козырьком назад, голову повыше поднял, дальше пошел. А
навстречу  ему  —  лиса Лариска. Глянула она и даже присела от удивления — что
это  за новый зверь такой объявился? По виду он на зайца Коську похож, а глаза
большие, как колеса. И не боится он лисы Лариски, прямо навстречу идет.
Отползла  она в сторонку, из-за кустика выглядывает — мало ли, думает, что
случиться  может.  А  заяц  Коська  подошел  совсем  близко,  сел  на  пенек и
засмеялся:
— Здравствуй,  лиса  Лариска! Что это у тебя хвост дрожит? Испугалась, что
ли? Не узнала меня?
— Да  не  признаю что-то, — вежливо сказала лиса Лариска. — Вроде вы не из
наших лесов.
— Так это ж я, заяц Коська!
— Глаза  у  тебя  какие-то  не такие. У зайца Коськи таких глаз никогда не
было.
— Так  это  ж  у меня волшебные очки! — заважничал заяц Коська. — Я теперь
все и всех насквозь вижу. Вот скажи — какая у тебя шкура?
— Рыжая, какая же еще.
— А  вот  и  не  рыжая,  — сказал заяц Коська. — Розовая у тебя шкура, вот
какая!
Испугалась лиса Лариска — что ж это, думает, портиться у меня шкура стала,
что ли? Ох, недаром вчера голова болела, не к добру.
— Да может, ошибаешься ты, — сказала она зайцу Коське, чтобы испытать его.
— Может, неправильные у тебя очки?
— Правильные, правильные! — сказал Коська. — Я не только шкуру твою, а всю
тебя насквозь вижу!
— Не может этого быть.
— Может,  может!  Вот  смотрю-смотрю, ты на завтрак две мыши съела. Я их в
животе вижу. Одна еще лапками шевелит, бок тебе царапает.
Заяц Коська, конечно, обманывал лису Лариску, никаких мышей в животе он не
видел,  а  подсмотрел  утром,  как  их лиса Лариска ела. Но она-то не знала об
этом,  поверила.  И даже показалось ей, что внутри и вправду скребется что-то.
Отошла она на всякий случай еще дальше, крикнула оттуда:
— А что еще твои очки могут?
— Все  могут!  —  сказал  заяц  Коська. — Небо перекрашивать, все про всех
узнавать.  Хочешь,  расскажу,  кто  что  сейчас  делает?  Бобер Борька плотину
строит,  медведь Потап муху от носа отгоняет, еж Кирюха жука ловит, енот Ероха
майку в ручье стирает. И по краю леса охотник идет, твой след ищет, собирается
из твоей шкурки воротник делать.
— Ох,  побегу  я,  заяц  Коська, — сказала лиса Лариска. — Заболталась я с
тобой, а у меня дел много…
— Да  уж беги, — согласился заяц Коська. — Только смотри, не хитри со мной
больше, а то плохо тебе будет.
— Да  что  ты,  что ты, заяц Коська! Я всегда вот как тебя уважала за ум и
храбрость. А если раньше что не так было, ты уж прости, ошибка вышла.
Убежала  лиса.  И  заяц Коська дальше пошел. Идет и видит: барсук Пахом на
завалинке  возле дома сидит, нитку в иголку вдевает. А иголка маленькая, нитка
никак  не идет. Он ее и к самому носу поднесет, и подальше отодвинет — нет, не
идет.
— Здравствуй,  барсук  Пахом,  —  сказал  заяц  Коська. — Что это ты, муху
ловишь, что ли?
— Да  нет,  какие мухи! Вот рукавицы собрался шить, а нитку в иголку никак
не вдену. Близоруким стал.
— Ну, это мы сейчас! — сказал заяц Коська. Взял он нитку, нацелился в ушко
иголки, раз — и готово. Барсук Пахом даже удивился:
— Здорово это у тебя получается!
— А это у меня волшебные очки. Они все могут!
И пошел дальше. Скоро все в лесу узнали, что у зайца Коськи волшебные очки
— все видят снаружи и внутри, нитки в иголки вдевают, небо перекрашивают, воду
в  чернила  превращают.  Сбежались  на поляну медведь Потап, белка Ленка, енот
Ероха, лосенок, олененок, две косули. Даже крот Прокоп вылез, хотя на солнце и
не  видел  ничего.  А  заяц  Коська  на  сосновый  пенек залез, усы подкрутил,
хвастается:
— Я  всех  вижу, я все вижу! За речкой грузовик идет, сено везет — вижу. В
океане  корабль плывет, матросы палубу моют — вижу. В космос ракету запустили,
к Марсу летит — вижу!
Ничего  этого,  конечно,  заяц  Коська не видел, все он выдумывал. Да ведь
проверить никто не мог, ну, и верили.
А  когда  дело  к  вечеру  пошло,  захотелось зайцу Коське есть. Слез он с
пенька и пошел заячью капусту искать.
Нашел,  глянул, капуста вроде как капуста, да только не зеленая почему-то,
а  розовая.  «Наверное,  порченая  она, — подумал заяц Коська. — Не буду есть,
другую поищу». Нашел другую, а она тоже розовая. «Заболела вся капуста в лесу,
— решил он. — Лучше я осинку погрызу». Нашел осинку, а она тоже розовая.
Бегал  он,  бегал, уже солнце за вершины деревьев опустилось, а ни зеленой
капусты,  ни  зеленой  осинки,  ни зеленой травы не нашел. Тут филин на старом
дубу  проснулся  —  он весь день спит, а только к ночи встает, — глаза протер,
видит, заяц на полянке сидит, чуть не плачет.
— Ты чего тут нюни распустил? — спросил филин Семка.
— Да  вот голодным хожу, ни зеленой капусты, ни зеленой осинки, ни зеленой
травы найти не могу. Все розовое.
— Глупый  ты,  заяц  Коська,  — захохотал филин. — Никогда ты и не найдешь
ничего   зеленого,   потому   что  у  тебя  розовые  очки  на  носу.  Они  все
перекрашивают. Отдай их мне.
А  зайцу  Коське очки уже и самому надоели, нос натерли. «Ну их, — подумал
он, — никакие они не волшебные».
И отдал очки.
С  тех пор их филин Семка носит. Глаза у него и так большие, а с очками на
велосипедные  колеса  похожими  стали.  Сидит  он ночью на старом дубу, кричит
протяжно на весь лес:
— У-у-у-у-у-у!
Это  он  хочет  сказать:  «Ух,  какие  у меня замечательные очки есть!» Но
только всех слов он выговорить не может, вот и тянет одну букву:
— У-у-у!